Иран и Россия. Фото: vestifinance.ru
  • 11-12-2023 (08:27)

Ученые РАН: Санкционная ситуация в РФ развивается в русле иранской

update: 11-12-2023 (10:31)

Российская санкционная ситуация примечательна тем, что во многом развивается в русле иранской — и по структуре введенных Западом санкций (обе страны ресурсозависимые нефтеэкспортеры), и по алгоритму сопротивления им. Анализу иранского опыта и выводам из него для России посвящена статья специалистов Института экономики РАН Наталии Смородинской и Даниила Катукова, опубликованная в свежем номере журнала "Вестник Института экономики РАН" (анализ проведен РБК).

Если в Иране введение коллективных санкций в 2011 году мгновенно подорвало нефтяную отрасль, бюджет и экономику, то Россия в аналогичной ситуации 2022 года сумела отложить развертывание санкционного кризиса, но

уже в 2023 году столкнулась с негативными последствиями, с которыми сталкивался из-за санкций и Иран, — сжатием нефтегазовых доходов бюджета и ослаблением макрофинансовой стабильности.

В контексте иранского опыта эксперты Института экономики выделили несколько "трудно решаемых" проблем, которые могут встать перед Россией как сырьевой экономикой:

По теме
НОВОСТИ

• Невозможность уйти от "сырьевой специализации". Из-за технологических ограничений импортозамещение приобретает регрессивный характер: в большинстве секторов оно ведется на основе устаревших технологий, за счет обратного проектирования и параллельного импорта. Ограниченность внешнего спроса сочетается с узостью внутреннего, что делает нерентабельным развитие многих отраслей.

Зависимость от "альтернативных" партнеров. Рост связей с альтернативными партнерами на фоне санкционных ограничений не страхует страну от потери текущих и будущих доходов. "Восточные партнеры могут лишь частично компенсировать разрыв связей с западными, но при этом они прагматично используют тот факт, что новые рынки нужны подсанкционной экономике больше, чем она нужна им", — указывают авторы. Такие партнеры являются бенефициарами не только дисконтных закупочных цен, но и удорожания своих поставок, а также "перехвата перерабатывающих мощностей". Стратегическая ставка на Китай и других сильных игроков не ведет к повышению экономической устойчивости РФ, а оборачивается попаданием к ним в растущую зависимость, констатируют экономисты.

• Девальвация валюты и инфляция. Обход санкций (включая ведение внешнеторговых расчетов в валюте страны-партнера) не избавляет экономику от обесценения национальной валюты и хронически высокой инфляции. Она будет вызвана структурными дисбалансами — сжатием экспорта, санкционным удорожанием затрат, нехваткой твердой валюты для оплаты критического западного импорта. Такую инфляцию невозможно обуздать ужесточением монетарной политики, — требуется устранение самих структурных проблем, а не подавление перегретого спроса, как при классических кризисах, предупреждают авторы.

Иран находится под санкциями США с 1979 года, а с 2011 года введены коллективные санкции США, ЕС и ООН, призванные побудить его отказаться от использования ядерной программы в военных целях. Пакет секторальных санкций против Ирана содержит три типовые группы запретов: экспортное эмбарго (запрет на импорт из Ирана нефти и продукции других базовых отраслей), импортное эмбарго (запрет на поставки в Иран передовых технологий, нефтегазового оборудования, западных материалов и компонентов) и жесткие финансовые ограничения (отключение банков от системы SWIFT, почти полная заморозка валютных резервов ЦБ и т.д.). То же предпринято в отношении России.

В условиях системных санкций главным драйвером роста экономики остается государственный спрос (государственные заказы, закупки и инвестиции), отмечают авторы статьи. В 2022–2023 годах совокупный размер бюджетного импульса в экономике России составил порядка 10% ВВП, приводил РБК оценку Минфина.

"Длительная опора экономики исключительно на бюджетный стимул крайне уязвима", — говорится в статье. Во-первых, она ведет к разбалансированному росту: инвестиции и ресурсы перераспределяются в пользу одних агентов (секторов, предприятий, социальных групп) за счет других. Во-вторых, возможности расширения бюджетных расходов упираются в проблему санкционного сжатия доходов.

Кроме того, возникает макроэкономическая ловушка, способная дестабилизировать экономику и государственные финансы изнутри. С одной стороны, высокая инфляция требует наращивания бюджетных расходов для стимулирования экономического роста, что разгоняет рост цен еще сильнее. С другой — попытки ограничить увеличение расходов чреваты срывом в стагфляционную рецессию и подъемом социального недовольства, как в Иране.

То, что экономика России смещается в милитаризованную зону, в которой перестает работать рынок и начинают действовать совершенно другие стимулы, цели и задачи, является самой большой угрозой на сегодняшний день,

полагает директор Центра исследования экономической политики экономического факультета МГУ Олег Буклемишев. Расходы федерального бюджета по разделу "Национальная оборона" в 2024 году составят рекордные 10,7 трлн рублей, почти треть годового бюджета, или 6% ВВП, следовало из проекта бюджета, принятого в первом чтении. Во втором чтении расходы были несколько пересмотрены, но принцип сохранен, вероятно, расходы перешли в другие статьи.

Ошибка в тексте? Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl + Enter
Материалы раздела
  • 18-04-2024 (09:18)

Верховный суд вернул дело ученого-"госизменника" Голубкина в апелляционный суд

  • 18-04-2024 (07:19)

Опасный уровень воды в Тоболе у Кургана превышен более чем на метр